воскресенье, 2 июня 2013 г.

пи-лю-ли.

пока ты пытаешься сухим языком протолкнуть огромную зелёную пилюлю в своё горло;
пока осторожно вдыхаешь и воображение порождает немыслимого ужаса картинки;
пока боишься задохнуться от того, что стало поперек горла;
пока голой спиной сползаешь по стене, держась за неё слабыми руками с отвратительными зелёно-голубыми венами;
пока пытаешься сдержать слёзы, которые так и норовят покатиться по изможденному лицу;
пока собственная психика поворачивается к тебе спиной;
пока ты ты видишь неизбежную галлюцинацию-смерть...
Нет, ничего особенного. Правда, ничего. У него было такое выражение лица, словно первым и последним его желанием навсегда останется заполучить твоё девственное тельце. Расправиться с ним, как это делает однажды мужчина. Да-да. Мужчина расправляется с невинно хохочущим тельцем, которое наивно крутилось всё это время у его ног, ловило каждую его едва заметную улыбку. А мужчина гладил свой воротничок, садился в дорогую машину, эффектно появлялся в самой дорогой кафешке, поил тельце каким-то сладким молочным коктейлем; тельце с тихим стоном касалось его губ, стянутых в глупой усмешке
которая
закончилась
развратом.
Будь... осторожно.
прибегаешь домой. бросаешь вещи на диван, бежишь к аптечке, хватаешь снотворное, пьешь его. бережно берешь "косячок"... тот самый, от которого в порыве безудержного смеха так красиво приподнимается женская грудь. тот самый, что рождает новую жизнь где-то в глубинах нервной системы. да, дорогая. ты безумно смердящее разлагающееся тело, от которого останутся волосы, пахнущие этой самой чудодейственной травушкой...муравушкой...
зелёной, как эти пи-лю-ли

лю-ли-лю-ли-лю-ли,
Прилетели гули,
Сели на воротцах
В красных чеботцах.


Стали гули говорить,
Чем нам Дашу накормить?
Сахарком и медком,
Сладким пряником.
Сладким пряником -
Коноплянником.
Коровку напоим -
Молочком напоим.
Стали гули ворковать -
Стала Даша засыпать.


Струны перебирают пальцы, но никак не наоборот. В глотку вставили палку. Голосовые связки порваны. Ребра сомкнулись, не чувствуя лёгких. Это та моральная смерть, когда из стоячего положения ты превращаешься в груду костей, беспорядочно лежащих на старых деревянных половицах; когда в голове гремит вопрос "ПАДАТЬ ЛИ НА КОЛЕНИ", а выхода нет. нет и ответа...
Судорожно копаешься в аптечке в поисках своей жизни - мертвого химического соединения. Бессмертной зелёной пи-лю...
пока ты пытаешься сухим языком протолкнуть огромную зелёную пилюлю в своё горло;
пока осторожно вдыхаешь и воображение порождает немыслимого ужаса картинки;
пока боишься задохнуться от того, что стало поперек горла;
пока голой спиной сползаешь по стене, держась за неё слабыми руками с отвратительными зелёно-голубыми венами, выползающими из-под кожи, словно гадюки;
пока пытаешься сдержать слёзы, которые так и норовят покатиться по изможденному лицу;
пока собственная психика поворачивается к тебе спиной;
пока ты видишь опустошающую твой разум галлюцинацию-смерть...
кто-то хочет, чтобы тебе было ещё хуже