четверг, 23 августа 2012 г.

ассоциации.

у меня перекур, потому что боль была просто невообразимая.
заряд электрической иглы пронзал меня, и с каждым разом

дрожь в ногах все усиливалась и усиливалась.
стоны, частое дыхание. мне запомнился дым, который шел от моей руки.
вокруг меня серый мир смешался с белоснежными стенами кабинета,
слева боль, справа - пустота... лучше бы они связали меня. ремни, веревки.
что угодно. я не хотела кого-нибудь убить. мне просто было больно.
множество черных точек на ладони. бинт. снова он.
ватные ноги тащили меня к остановке, и я не замечала того, как таращились
на меня сотни глаз, плывущих мне навстречу по аквариуму мерзости.
снова гудки, а по ту сторону гудков - никого. когда я смирюсь?
разоблачить меня, понять мои отвратительные намерения. кто возьмется
за эту черную работенку? есть вероятность того, что дуло пистолета окажется
у головы быстрее, чем я увижу металлический блеск тюремной решетки.
нет, проще курить тонкие сигареты на кресле в номере люкс дорогого отеля,
что славится своими звуконепроницаемыми стенами, стряхивать пепел на
красный персидский ковер, поглаживать прохладное брюшко бутылки с
французским вином, рассматривать хрустальную люстру над головой
и забивать голову мыслями о предстоящих встречах в подобной обстановке.
принесите мне салат и захватите с собой кирпич на случай, если я не буду
доволен обслуживающим персоналом. придется немного вправить мозг этому паршивцу.
клоуз зе дор, ты не должен видеть мою кровь. черная кушетка, игла.
контрасты. запахи.  я возвращаюсь.

я иду по игрушечной железной дороге. я ничтожно мал и отвратительно велик.
я лечу, но ползу. я кричу, но не слышу своего крика. шизофрения нашептывает
мне тысячи советов, но я совершенно адекватна. уберите знаки препинания.
я задыхаюсь, когда мне мешают сказать. где смысл слов и что такое смысл?
мы потерялись в агонии, мы не знали, куда идти. взгляд сместился в сторону,
под ногами зашуршали миллионы старых газет, мимо пролетают годы, последняя
платформа на вокзале еще не совсем пуста. надежды... шляпа пролетела, со
свистом рассекая воздух, серая простыня вернула к реальности... летишь.
неважно, кто ты. ты просто бесформенный клубок энергии, и главное,
что ты летишь. когда-нибудь нитка зацепится за старое воспоминание, и
жизнь потянет тебя назад, но пока... запах свежих чернил, шелест старых
газет и ни капли трезвости по ту сторону глаз. отдайся моменту забвения,
пройди сквозь дождь и пелену прошлого... вот до боли знакомый запах...
первое слово? мама... папа... старые игрушки, детская коляска и жуткий визг,
полный возмущения и ненависти к самому себе... такому маленькому...
а вот и первый велосипед... первое письмо. первая книга, компьютер.
вот подарки на десятилетие. поцелуи бабушек, рукопожатия дедушек...
какой-то Новый год... скандалы... первая любовь. взросление, деньги, цветы,
сигареты... первый затуманенный алкоголем взгляд. ложь, чей-то крик, затем
плач. осколки разбитой посуды. кровь, слезы. мама, прости. глупости.
опять подарки. семнадцать... бежим по календарю, перепрыгивая через месяцы...
поцелуй, объятие. сто долларов, клуб, экстази... туман... где я?

I need a change of skin
I need a change

музыка. рюкзак... лампа. портмоне, костюм с выпускного... старый телефон,
записная книжка. сладость любви и горечь расставания.

So move closer
I wanna feel your touch
So come over
Come on!

люблю ассоциации. их миллиарды.
пожалуй, вечернее вещание закончилось.
стряхнем же пепел и выпьем немного Вердиккио.
я угощаю.

пятница, 17 августа 2012 г.

чаепитие за решеткой.

простите, но я буду плакать, находясь в клетке отчаяния.
всё может быть, но когда температура в комнате повышается от
разгоряченного тела, что выкрикивает дерзкие слова, которые
хранятся в секции "запрещено", начинаешь понимать, что находишься
взаперти. под замком собственного чувства любви к окружающим тебя людям. я противоречу самой себе, но всё же знаю, что чаша весов в моей голове  не будет медлить с правильным решением.

относительно боли в душе, боль, пронизывавшая моё тело на кушетке
в хирургическом кабинете была ничтожна.
с каким подозрением ты относишься к каждому моменту своей жизни,
если записываешь сотни происшествий на разнообразных листах
бумаги, пусть даже только называющихся бумагой. сколь острым
становится холодок, пробегающий по твоему телу, когда в разум
пробирается очередное воспоминание. как страшен становится мир,
когда  в пучине безмолвия продвигаешься по видавшей виды
асфальтированной дороге, не слыша по истине оглушающего звука
едущих колёс, не замечая ослепляющего света фар... оставаясь наедине
с самим собой, мы можем не заметить даже, как это состояние утопленника
в океане собственных мыслей станет бесконечным.
мой разум снова преследует смерть.
о чем это я.

ранним утром первые лучи солнца льются лазурным светом сквозь самодельную синюю шторку. рука тянется за кружкой, пар горячего

чая медленно поднимается, и сонные глаза замечают тонкое различие между насыщенностью двух извивающихся воздушных струек. стук сердца на миг замирает, по телу разливается маленькая порция привычного утреннего тепла. сказочное начало.

размазывая слёзы по щекам, в страхе мы набираем самый известный номер.
номер друга, сестры или брата. номер человека.
или просто несемся по улице, прячась за серыми углами старых домов от глаз
прохожих. незнакомых. людей.
или стоим на рельсах, слушая, как орет поезд, не желающий отправлять вас на тот
свет, к ужасу людей...
возьми себя в руки. люди забудут тебя. не делай для них того, чего не сделал бы для себя.

надежда на чудо не покидает нас. однако ощущая холод металлической решетки,
мы до боли в висках сжимаем зубы, задерживаем дыхание, чтобы не чувствовать
запаха заключения, кричим, чтобы не слышать скрежета, издаваемого ключом,
запирающим нас за дверью предрассудков и вечернего бреда.
мы должны покинуть это место. выключите приборы, которые вещают вечерние
драматические программы, утренние новости о произошедшем вчера. нажмите
красную кнопку на плеере: остановите вашу депрессию. задвиньте шторы,
оставьте старые вещи нетронутыми. просто выходите из комнаты.
не пейте чай за решеткой.


воскресенье, 5 августа 2012 г.

бежать.

я пакую свои чемоданы. далеко ли? а имеет ли значение...
страшно становится, когда понимаешь, что на мониторе твоей
жизни появляется большое коричневое пятно. пытаешься стереть
его, но только размазываешь. размазываешь по нежной поверхности
экрана, и уже не видно того, что за ним.
я иду по полю с огромным мешком и бросаю зерна на землю.
но я не только зарождаю жизнь. я несу и смерть после жизни.
распитие спиртных напитков. запах курева и струящийся дым.
вечернее зарево и приподнятое настроение. оранжевые языки
пламени мечутся в твоих уставших глазах. я оставила где-то своё
сердце, но глаза всегда со мной. а в них блики. сумасшедшие цвета
сливаются в одну яркую полосу. выдыхаем дым и кричим.
громче музыку, больше тепла. пьяные смешки и взрыв маленькой
бутылки от жара раскаленных углей. множественные противоречия
затянуты серым облаком, а сомнения спрятались за желтеющей
листвой. важны ли логические умозаключения? к черту вопросы.
шизофрения подкрадывается на носочках к твоему пылающему телу,
смех летит по разреженному воздуху., но во рту еще остался горький
осадок вчерашнего вечера. затяжка. еще одна. зачем они? бесстрашен.
вернуться к реальности - предсказуемо.
ночной мотылёк бьется в запотевшее стекло.
безнадежность. укутываясь в пропахшее прошлым белое одеяло, кричим о тошнотворности грядущего беспредела. держись за рубаху своего ближнего, но не тяни. иначе получишь по щеке холодной, шершавой рукой и никогда не узнаешь, что случилось после получения серьезной психологической травмы.

потяни за веревочку, и дверь откроется. а если не откроется - беги.
беги, что есть силы.

беги.